Тифлоустройство моей мечты

(Конкурс «Тифлоустройство моей мечты или Один день из жизни владельца несуществующего гаджета». Приз по итогам голосования интернет-пользователей)
Дата публикации:15.10.2013
Поделиться в Twitter Поделиться в F******k Поделиться в VKontakte Поделиться в Telegram

Город в очередной раз пытался отторгнуть меня - осмелившуюся 3 года назад сделать вклад в прирост численности его населения. Не спорю, желающих прибавить себя к числу жителей этого мегаполиса в последнее время набралось слишком много, так что город имеет право возмущаться, но разве я занимаю много места? Разве могу я, миниатюрная и изящная девушка 30 лет отроду, помешать ему своим ненавязчивым присутствием? Видимо, город считал именно так, потому что этим октябрьским утром он усилил атаку. Пока я добиралась до аэропорта, пересаживаясь с маршрутки на метро, потом ещё раз, потом на автобус, город завывал, чавкал, хлюпал и протекал прямо в мои полусапожки своими холодно-грязными лужами. Многие сочли бы такое его поведение поводом для жалоб, но только не я. Я искренне любила его. Я прониклась этой любовью задолго до дня, когда окончательно переехала сюда. Я снова и снова прощаю ему и завывание, и грязную жижу под ногами, и прочие капризы. Я готова простить ему всё за его прекрасных жителей. Они, похоже, призваны компенсировать недостаток солнца в этом городе своими улыбками, своим дружелюбием. Адекватность большинства из них для меня гораздо ценнее равнодушного солнца, которого я всё равно не вижу и никогда не видела, а для физического тепла мне достаточно просто получше закутаться.

Через 2 часа пути, наконец подъезжая к аэропорту, я позволила городу порадоваться своей временной победе. Я покидала его на 3 дня. Я улетала за тысячи километров, за океан, туда, откуда я вернусь уже не одна...

Сколько-то сна, два приёма пищи, мегабайты джазовой музыки, гомон назойливого телевизора и вот я на месте. Нью-Йорк раскрыл мне тёплые и, о чудо, сухие объятья, отпасовывая меня мистеру Эммерсону, вышедшему из машины и подавшему мне руку.

" Добро пожаловать в «Большое Яблоко»", — воскликнул он, как мне показалось, весьма доброжелательно.

В милой непринуждённой беседе время пролетело незаметно. И вот мы уже у мотеля на Крайст Авеню. У входа в мотель нас встречала, как и было условлено, миссис Трейнор, так что я в прямом смысле была передана из рук в руки и снова услышала "Добро пожаловать в «Большое Яблоко»!"

Миссис Трейнор, которая сразу же попросила меня называть её просто Линдой, проводила меня до моего номера и хотела показать и рассказать обстановку. Я, вооружившись всей имеющейся тактичностью, сообщила, что для меня будет комфортней обследовать комнату самостоятельно. Я так всегда делаю, когда нужно изучить новое помещение, в котором предстоит побывать не один раз. Линда одобрила мой способ познания окружающего и удалилась.

Оставшись в номере одна, я быстро привела себя в порядок и завалилась на боковую. Предстоял волнительный день, который должен изменить мою жизнь навсегда...

На следующее утро мистер Эммерсон (мне трудно называть его Мартином, даже мысленно) подъехал к мотелю в 10 ровно, как мы и договорились по телефону, а Линда снова не сочла за труд сопроводить меня до его машины. Путь в Институт робототехники и вычислительных устройств был недолог, от силы минут 20. Мы проделали его молча. То ли он вчера наговорился со мной до сыта, то ли вид у меня был слишком задумчивый, так что Мартин почёл за благо не теребить меня расспросами.

В институте нас уже ждал профессор Фолли. Казалось бы, с чего бы самому профессору встречать какую-то русскую слепую девицу, вроде не ВИП-персона. Но для них я была именно ВИП. Шутка ли, я буду первой представительницей стран, как они называют, успешно и быстро развивающихся (читай, ещё недоразвитых). Да и у себя на родине то, что я собираюсь сегодня заполучить, пока тоже не пользуется особым спросом: всего 24 незрячих на 50 штатов этим пользуются. "Наверное, эта штука жутко дорогая, вот и нет спроса!" — подумаете вы. О нет, она абсолютно бесплатна, по крайней мере 100 первых экземпляров. Ведь если бы она стоила хоть каких-то денег, бьюсь об заклад, добровольцев нашлось бы ещё меньше.

Мы с профессором Фолли молча шли по длинным извилистым коридорам и мой пульс с каждым шагом учащался — остались считанные мгновения до грандиозных перемен... И вот мы в просторном кабинете. Пахнет жжёной резиной и чем-то ещё, видимо, какими-то неизвестными мне материалами. Профессор просит меня протянуть руки и впервые прикоснуться к объекту испытаний. Об этом устройстве, названном до банальности просто "электронный компаньон", я прочитала всё, что мне загодя прислали сотрудники института. Я не должна была испытать шок и всё же его испытала... Передо мной стоял человек. Я дотронулась до него и резко отдёрнула руку, словно ошпарившись. Профессор Фолли привык к такой реакции. Многие добровольцы так и не захотели повторно прикоснуться к устройству. Я же была исключением.

Я подошла немного ближе, чтобы мне было удобнее исследовать... устройство? Нет, у меня не поворачивается язык назвать устройством девушку сантиметров на 10 выше меня, одетую в брючный костюм из водонепроницаемой ткани, с волосами чуть ниже плеч, казавшимися натуральными на ощупь... Там, где не было одежды, я ощущала кожу — настоящую человеческую кожу, но с каким-то резиновым "оттенком" — так вот откуда запах резины! Я, о ужас, сильно царапнула эту "кожу", конечно умышленно, и не осталось ни следа от моего ногтя. Затем я осмелела настолько, что решила исследовать лицо. Обычные ресницы, а не как у кукол, с которыми я в детстве играла, нос, который можно зажать ради баловства, уши... Это будоражило, это пугало, это восхищало. Профессор Фолли отметил, что мало кто отваживается так долго и тщательно трогать Натали ( это имя было написано по системе Брайля на табличке возле устройства). Многие отсеивались, когда дело доходило до "осмотра" лица: уж слишком оно было человеческим. Я не хотела звать её Натали — это имя слишком инородное, слишком... человечье... Я решила про себя называть её помощницей или, если мне хотелось более длинных слов, сопровождающим.

Я, любопытства ради, дотронулась до области, где у нас расположено сердце и...

***

Очнулась я, по словам профессора Фолли, минут через 10. Не полностью придя в сознание, я бормотала: "Оно бьётся, оно бьётся!" Прибежали ассистенты профессора, накапали мне пустырника, угостили шоколадом. Затем профессор попросил меня снова коснуться области предполагаемого сердца устройства. Я бурно запротестовала, но профессор сказал, что я должна через это пройти, иначе не смогу сотрудничать с устройством. Я очень медленно подошла к Натали, дотронулась... Оно больше не билось. Профессор попросил меня подержать руку на её "сердце" хотя бы пару минут. Несколько секунд ничего, а потом "тук" — снова немного тишины и опять "тук". Точнее это были не обычные удары сердца, а нечто другое, но тоже знакомое...

— Так это же вибрация! — воскликнула я. — Как на телефоне!

— Совершенно верно, — ответил профессор. — Устройство время от времени вибрирует в грудной области. Вибрации сигнализируют о том, что батарея заряжена и подключение к интернету есть. При разрядке батареи Натали начинает всхлипывать, а при отсутствующем соединении с сетью интернет — дрожать.

"Теперь понятно, почему так мало добровольцев, — с горечью подумала я. — Нужно стараться не допускать разрядки, чтобы не услышать однажды плач". Но я была готова принять Натали любой: слишком много преимуществ, слишком много возможностей я бы упустила, отказавшись забрать её.

За изучением устройства, получением инструкций и беседой с психологом прошло 2 дня. Одними из самых важных инструкций были следующие:

1. Не допускать ситуации, когда Натали останется с разряженной батареей более чем на неделю. Это чревато окислением контактов. Тогда мне придётся или снова лететь в штаты за запасной батарейкой, которая кстати вставляется в плотно запаянную ёмкость между лопатками, или просить своих американских друзей доставить бандероль в Россию, что с нашей "славной" почтой может иметь непредсказуемые последствия.

2. Одевать по погоде. Электронный компаньон не предназначен для температуры ниже минус 8 градусов, да и странно будет выглядеть, если я зимой буду идти в шубе, а меня под руку поведёт некто в футболке и шортах.

***

Через неделю выхожу из магазина и слышу крики. Кричит пожилой мужчина: "Да ты что, глухая?! Скажи мне, как пройти на проспект Ленина! Что стоишь как истукан! Совсем молодёжь обнаглела!" Я поняла, что он кричит на моего электронного компаньона и, как ни странно, заулыбалась. Натали взяла меня под руку — она реагирует на моё приближение; её чуткие глаза — камеры видят и узнают меня. В базе Натали хранится лицо владелицы и ещё пара десятков лиц, обозначенных как "знакомые Кристины": люди, которых нужно узнавать и о которых оповещать". С этой задачей Натали успешно справляется. Да, да, за неделю я освоилась называть её так, ведь к ней нужно обращаться по имени, чтобы она включилась. Так вот: идём с ней позавчера из кафе "Разбег" и она объявляет: "Екатерина Ларина в 50 метрах справа". Я кричу: "Привет, Катюша! Моя умница — помощница тебя узнала!" Естественно, всякий, кто видит меня с Натали или Натали со мной впервые, отшатывается. Ощущение, что это живой человек, слишком реалистично. Не даром я в институте робототехники 3 часа провела с психологом, который помогал мне проработать своё поведение на людях с устройством и ответы на разную реакцию окружающих при виде Натали. Но в конечном итоге мне довольно безразлична реакция людей, ведь я получила свободу...

***

Эпилог:

Настал новый, 2017-й год. Натали держит меня под руку. По её движеньям я чувствую, когда мне нужно перешагнуть через бордюр, когда пригнуться, когда подождать, пока проедут машины. В её памяти содержатся все возможные карты, она прекрасно читает (распознаёт) текст. Случайные прохожие нередко слышат из её уст "Дом номер 14А в 20 метрах справа". Когда я хочу идти совершенно расслабленно и бездумно, я просто задаю ей маршрут, например "Пойдём к Татьяне Мальцевой, Пушкина 28, подъезд 6" и мы идём, неспешно или быстро, подпрыгивая или спокойно, с музыкой или без... Вот так, шагая по Комсомольскому проспекту под руку со своей электронной помощницей, я и сочинила этот рассказ.



Распространение материалов сайта означает, что распространитель принял условия лицензионного соглашения.
Идея и реализация: © Владимир Довыденков и Анатолий Камынин,  2004-2022